Навигация
Главная
Текущий 4 номер
Номера 2011 года:

Январь 2011 № 1
Январь 2011 № 2
Январь 2011 № 3

Февраль 2011 № 4
Февраль 2011 № 5
Февраль 2011 № 6
Февраль 2011 № 7

Март 2011 № 8
Март 2011 № 9
Март 2011 № 10
Март 2011 № 11

Апрель 2011 № 12
Апрель 2011 № 13
Апрель 2011 № 14
Апрель 2011 № 15
Апрель 2011 № 16

Май 2011 № 17
Май 2011 № 18
Май 2011 № 19

Июнь 2011 № 22
Июнь 2011 № 23
Июнь 2011 № 24

Июль 2011 № 25
Июль 2011 № 26
Июль 2011 № 27
Июль 2011 № 28
Июль 2011 № 29

Август 2011 № 30
Август 2011 № 31
Август 2011 № 32
Август 2011 № 33

Сентябрь 2011 № 34
Сентябрь 2011 № 35
Сентябрь 2011 № 37
Сентябрь 2011 № 38

Октябрь 2011 № 39
Октябрь 2011 № 40
Октябрь 2011 № 41
Октябрь 2011 № 42

Ноябрь 2011 № 43
Ноябрь 2011 № 44
Ноябрь 2011 № 45
Ноябрь 2011 № 46

Декабрь 2011 № 47
Декабрь 2011 № 48
Декабрь 2011 № 49
Декабрь 2011 № 50
Декабрь 2011 № 51

ГОСТЕВАЯ  КНИГА
Связь с нами








Информеры


Светлана ПШЕННИКОВА: "Вместо удовлетворения от результатов многолетнего труда – отчаяние"

На вооружении спасателей – беспилотный летательный аппарат!

Георгий РЕГНЕР. Сказ о вечной любви

Политика. Экономика. Власть

Мобильное приложение Пенсионного фонда. С ним удобно!

В административных советах

От традиции не отступили
Общество. Мы

«Синий автобус» в наследство»

Прямая связь с читателями
Вопрос по пятницам

Полезна ли газированная вода, пьёте её?
Архивы:

Газета за 2007 год
Газета за 2008 год
Газета за 2009 год
Газета за 2010 год
Газета за 2011 год
Газета за 2012 год
Газета за 2013 год
Газета за 2014 год
Газета за 2016 год
Газета за 2017 год



Информация
Усть-Кут ФОТО

Природа реки Лена в илюстрациях

2.8.9.1  Флейтистка. Автор Лариса Табаринцева


http://lv.ust-kut.org/?2011/4/18042011.htm

E-Mail Друга:



Февраль N 4 ( 04.02.2011 )

  • Итоги рейтинга 2.30/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рейтинг: 2.3/5 (10 голосов)

42

Распечатать     Последнее посещение n\a Просмотров N\A

Из цикла "Узелки памяти"

Серебряные трубы

Иван АРТЕМЬЕВ

Монголия - страна ветров, степей, тарбаганов, юрт, лошадей, овец, тугриков и компанов. Если вкратце, то и всё… Есть ещё пустыня Гоби, а перед ней, после Улан-Батора, промежуточная станция Чоир, "Чёрная гора" в переводе. На склоне этой горы ветви дерев обвязаны множеством разноцветных тряпочек. Гора очень высокая и видна за десять километров. Вокруг - степь, два-три месяца в году зеленеющая невысокой травой, в которой можно отыскать дикий лук — мелкий, но сочный, в вышине всегда дежурят два-три орла. Они, видимо, и проживают где-то на самой вершине горы. Есть там невысокая скальная местность. Мунги рассыпаны тут и там (мунги - это мелкие монеты, вроде наших 10 и 5 копеек.)

Мне 18 лет. В этот район земного шара меня занесла вьетнамо-китайская заваруха. В декабре 1978 года Китай напал на Вьетнам. Социалистический Вьетнам попросил помощи у северного брата - Советского Союза. Брат по-варшавски отозвался - вывел из Германии несколько танковых и моторизованных дивизий и перебросил их уверенной рукой на южную границу Монголии с Китаем, а нас, "муравьёв", оторвал от маминых пирожков и властно повелел ставить походные палатки в степи, на ветру, при прочих "комфортных" условиях. Утешало одно - что ты не Федя Конюхов, и вокруг тебя сотни, если не тысячи, таких же, как ты, военных "абитуриентов". Призвали, переодели, привезли - стройте. Кто выживет, тот вернётся.

По утрам, на разводе, комбат Демченко кричал: "Сынки, мы тут с вами в пяти минутах от войны с Китаем, будьте бдительны! От монголов они отличаются только слегка и лишь цветом лица. Всё прочее вам не разобрать. Слышите?!" Он делал паузу, и мы слышали рокот моторов от проходящих мимо, к границе, танковых дивизий. Это впечатляло. Комбат отдавал распоряжения ротным, и мы шли исполнять долг, предусмотренный боевой присягой. Тогда не только нас, молодых, всю Иркутскую область подняли на уши и через Наушки отцов, дядьёв и братьев кинули перевозить бэтээры и другие боевые машины. Останавливались они у нас, в нами отстроенных палатках. Тут-то и происходили встречи родных и близких, только что призванных и так называемых "партизан": "Кто из Братска?", "А из Ангарска?", "Из Усть-Кута кто?", "Усть-Илимские есть?", такие вопросы слышались повсюду. Сибирь шла на помощь Вьетнаму. Не шла - катилась волной с могучим рокотом!

"Партизаны" на обратном пути, когда инцидент закончился, рассказывали: "Выстроились мы вдоль границы МНР и КНР на длину более 300 километров. Врубили одновременно моторы, зажгли фары, прожектора. СУшечки прошли на бреющем туда-сюда-обратно. "Психологическая атака", одним словом, и она удалась. Из КНР в МИД полетело: "Всё, всё, всё - SOS! Из Вьетнама уходим!" Ушли. Мы недельку ещё потоптались. Одну дивизию оставили на границе, другую неподалёку. Наши БТР будут тут, а мы завтра в поезд и - по домам. Служите, сынки, и помните, впереди дембель - брюки-клёш, рубашки в клетку. Пока!" Они уехали, а мы остались. До нового 1979 года была неделя.

На очередном утреннем разводе замполит обратился ко вновь призванным: "Бойцы! Скоро Новый год. Время суровое, но праздник есть праздник. Кто из вас может поучаствовать в концерте, у кого какие таланты есть - шаг вперёд!" Смотрю: вышел один, второй, третий, пятый, ещё один. Ну, тогда шагнул и я. Больше никого желающих не нашлось. Прозвучала команда: "Направо! В клуб шагом марш! Сержант, веди!" Зашли в клуб, а он отапливается от кочегарки! Тепло! Как тепло! Впервые за полмесяца - тепло! Клуб, как и казармы, был собран из двойных щитов. Лафа! Минут десять отогревались. Сержант Коля предложил чаю со сгущёнкой и хлеба. Пир! Кто служил, тем паче в Монголии, поймёт! А дальше выяснилось, что сержанты Коля и Игорь играют на ритм и бас - гитарах, Вовка Потанин был до призыва в иркутском "Алмазе" на ударных. Я - конферансье (скетчи, стишки, анекдоты), связной между номерами. Игорь Маев - баянист (баяна, правда, не было, и он стал играть на маракасах). Игорь же оказался чудо-гитарист, знал почти весь репертуар только начинавшей тогда становиться популярной "Машины времени". Через него я и приобщился к творчеству Андрея Макаревича, до той поры мне почти не известного. И за неделю мы "слепили" полуторачасовой концерт.

Вечером 30-го услышали известие по радио, что стояло в клубе у почтальона, о вводе наших войск в Афганистан. Не придали этой новости особого значения, а что, ведь мы тоже недавно чуть в Китай не вошли.

А концерт удался на славу. Солдаты - и "черпаки", и "дедушки" - были в восторге. Командиры тоже. Аппаратура, правда, была жиденькая: колонки хрипели, микрофоны пищали. Но "надежды маленький оркестрик" сделал своё дело. Комбат нас заметил и оставил при мехбате. Остальных же после наступления нового года отправили на десятки километров в степь обустраивать новые пространства. Моего однокурсника Колю, который не вышел на шаг вперёд из строя, тоже отправили с ними. А ведь не без таланта был парень - вот, уже в этом веке адмирала Колчака сыграл в театре им. Охлопкова, а тогда "тормознул". Жаль - можно было бы ещё интересней концерты делать. Ну, да вольному - воля!

В мехбате служба мёдом не казалась, да и не была. Назначили меня стажёром к татарину Коле Майданову. А он был "черпак" и главный аккумуляторщик мехбата. Вот и проплавал я все два года в парах серной и соляной кислот, разбавляя их дистиллированной водой, разливая по батареям, измеряя плотность ареометром. Ареометры были на вес алмаза, иногда ломались. Это приравнивалось к диверсии, особенно зимой. Шофера, таксисты поймут. Сколько нервов мне стоил этот ареометр!!! Особенно, если попадал в чужие руки. И так день за днем. Зато вечерами, как отдохновение, репетиции в клубе.

Тоска по родине усиливалась от недели к неделе, от месяца к месяцу.

Наступил апрель. Замполит вечером зашёл в клуб и сказал, что нас всех вызывает к себе “Командир”. Это было прозвище комбата. В армии все офицеры, независимо от ранга, имеют второе имя, припечатанное гвардией.

Так или иначе, но это "второе имя" выявляло внутреннюю суть субъекта Советской Армии: "Таракан", "Пень", "Блоо", "Фавля", "Ташан"… И только комбат был у всех - “Командир”. Солдаты его уважали, офицеры боялись. И вот он нас вызывает к себе. Заходим. Взгляд Командира быстрый, вески седые, нос утиный, как у Шукшина, только поострее. "Сынки! - обратился он к нам. - Когда я командовал в Улан-Удэ дисбатом, у меня при батальоне был духовой оркестр. Вы хорошо себя зарекомендовали в новогоднем концерте и 8 Марта в Доме офицеров. Все вами довольны. Но я так привык к своему духовому оркестру. Кто из вас играл в таком?"

Володя сказал, что он - барабанщик. В школе я играл на баритоне два года. На теноре играл сержант Коля, на альтушке - Игорь. Не доставало только басиста и трубача. "Это не беда, - сказал комбат - если что, я из военного оркестра "залупчиков" выпишу сюда. В ОНР у меня друг, полковник-грузин. Найдём выход. Главное, сынки, что часть наша не богатая. На комсомольском собрании замполит клич кинет, солдаты по 10-15 тугриков сбросятся. Ну, офицеры, что-то дадут ну, немного своих из сейфа. Но на новые трубы у нас всё равно средств мало. Потому, кто из вас проживает в Иркутске или рядом, напишите. Может, кто продаст подержанные инструменты, мы купим, а вам организуем командировку! Хорошо?! Пишите письма!"

И мы написали: я — в Усть-Кут Олегу Акуличу (он играл в духовом оркестре речного училища на трубе), а Володька Потанин - своим друзьям из "Алмаза". Неделя проходит, другая, третья - нет писем. Ни мне, ни ему. А на родину хочется!

А Володька к тому времени заменил демобилизованного почтальона. Сидим как-то, грустно. Я ему и говорю: "Мысль посетила. Печать у тебя есть?" "Есть",- отвечает. "Давай я тебе письмо напишу, а ты — мне: мол, подержанные инструменты есть, цена примерно такая, приезжай. Запечатаем конверты, ты печати поставишь.

Отдадим письма замполиту, а там… авось да как небось. Хоть родину цветущую посмотрим. Напоследок".

Вовка на авантюру клюнул, конверты опечатал. К замполиту подходим, докладываем. Он конверты в руки не берёт, сам — рад-радёшенек - повезёт-то нас он. Скоро 1 Мая. А в Иркутске у него - родственники. Да и вообще на неделю выехать в Союз - награда из наград. Да ещё выехать на халяву. Ведёт он нас тут же к комбату. Комбат, не глядя на конверты, подписывает командировочные. А надо сказать, что в те времена по уставу в отпуск один раз в год могли отпустить от силы только двух-трёх военнослужащих из части. Не больше. Почему солдаты и уважали комбата. Он делал так: "Сынок, мне нужна траншея к такому-то сроку. Сделаете вдвоём (это он экскаваторщикам), в отпуск на праздник поедете”. И слово своё держал. Отправлял, как командировочных, по 10-12 человек с офицерами до Наушек. Тот же офицер потом их встречал. Как не уважать такого командира?

Так и строилось у него всё ладно да складно, и машины ломались нечасто: солдатам было выгодно хорошо служить. Взаимная польза. Вот и мы, получив новые "парадки", в три часа ночи - дул страшный ветер, монгольская сарма, ни зги не видно - сели в поезд и утром ранним 1-го мая прибыли в Иркутск. Замполит в звании капитана, по имени-отчеству Владимир Устьянович, одев зеленую форму с золотыми погонами, нам объявил: "Значит, так, 1-2-е мая мы все дружно отдыхаем. Вы - иркутяне, я - у своих. Но третьего встретимся в 12 часов у торгового комплекса. И я вас жду уже с инструментами или с адресом, где мы их купим за умеренную цену. Вот вам на кино, на мороженое и на автобус. Остальные - при мне. Кругом, шагом марш. До встречи".

Я ласточкой полетел в общагу на Лисихе. Как меня умыли и переодели родные сокурсники. Как мы шли в колоннах демонстрантов, распевая песни, всем ИТУ. В каком я был восхищении, когда вечером Лариса Крушевская сказала мне много нежных слов на нашей кухне, где мы дружной стайкой отмечали Праздник Великой Страны…

Третьего мая Володя мне сказал: "Мои алмазовцы все укатили в Мирный. Никого. Полный ноль всюду". Мы зашли в торговый комплекс. В музыкальном отделе - большой барабан, литавры и золотой бэйный бас. Стоимостью в половину собранных нами денег. Вышли навстречу замполиту. Володя докладывает: так и так. Капитан поначалу улыбался, как Юрий Гагарин, широко, будучи немного подшофе. Но к концу доклада улыбка растворилась, и лицо замполита стало обретать привычную физию службиста, поставленного перед фактом необъяснимого свойства. Мы объехали ещё четыре магазина. Нигде нет духовых инструментов, только барабаны и литавры. Доехали до Ангарска, до Черемхово - нет нигде инструментов в продаже. В Ангарске - те же барабаны с колотушками. И всё! И всюду - шаром покати.

Вечером вернулись в Иркутск. Замполит из краснощёкого щеголя превратился в пунцового цербера: "Если не привезём инструментов, я вас сгною до дембеля в непрерывных нарядах. Вы у меня (тут дальше тирада военной отборной брани)… Поняли?!" "Так точно!"

- Товарищ капитан, - говорю я, - полетели со мной вдвоём ко мне в Усть-Кут, там точно найдём, - нагло и самоуверенно вру я ему в лицо. Сам думаю: "Хоть перед смертью маму с папой увижу, а там…"
- Как туда?

- Пойдёмте, около цирка есть агентство аэрофлота, рейсы на Усть-Кут каждый час. Цена билета - 16 рублей 50 копеек. Прилетаем туда. День мне на поиски. И вечером улетаем (границу мы должны были пересечь 7 мая, а 9-го - быть в части. Таков приказ командира).
- Делать нечего, - согласился замполит, - едем в кассы.

Нам там говорят: "Аэропорт в Усть-Куте временно закрыт - ремонт взлётно-посадочной полосы". Капитан бледнеет, его начинает потрясывать. Я говорю убедительно и настойчиво:

- Товарищ капитан, есть выход - это поезд. Садимся в плацкарт и через Тайшет прибываем послезавтра утром в Усть-Кут. Вечером выезжаем, и седьмого мы в Наушках.

Молча соглашается. Едем на вокзал, садимся в поезд. Он меня не кормил всё время пути. Бабушка-соседка пожалела: "Солдатика-то накорми, что же это он у вас весь день голодный?" "Ему не положено, он оштрафован" Так и не покормил. Сам же сходил в ресторан.

5 мая 1979 года. Сходим на перрон станции Лена. Замполит в зеленом мундире с золотыми погонами, медали одел: юбилейные и за выслугу. Я ему сказал, что мой папа - фронтовик. Садимся в ЛиАЗ (были такие автобусы раньше). Восемь утра, жму на кнопку звонка квартиры 38. Мамин спросонья голос: "Кто там?". "Это я, мама, твой сын". "Какой сын? Мой сын служит в Монголии в армии". "Мама, да это я из Монголии, Ваня!"

- Ой, ой, ой, отец, отец, вставай, Ванюшка приехал!", - открывает двери, а я встал за спиной капитана. Она видит только замполита. Тот серьёзно:
- Здравствуйте, Валентина Петровна!

Я подвигаю замполита в глубь квартиры, выхожу из-за него, целую маму, обнимаю отца. Маме говорю: "Поите товарища капитана чаем, а я сейчас приду". Мама: "Куда ты?". Замполит, уже сидя за столом на кухне, повелительно говорит: "Он на службе, он должен сделать своё дело".

Я побежал к Олегу Акуличу. Дверь открыла его мама, тётя Валя: "А Олежка спит". "Я его разбужу. Рота, подъём!". Олег в трусах и тельняшке вскочил: "Ваня, откуда?". "Из Монголии, брат, спасай. Письмо моё получал?". "Нет, не получал". "Да как же?". Вкратце объяснил ему суть дела. Он быстро оделся, и мы двинулись в сторону ДК "Речников". Первым делом решили навестить Печорина (царствие ему небесное!), но никого в девять утра еще не было. И даже сказали, что в этот день Печорина не будет совсем.

Какие волны ходили в моей душе, описывать, надеюсь, не стоит. Вышли на улицу. Думаем, куда дальше: в речное или в школу № 2 к Эдуарду Владимировичу Галагану (руководителю моего школьного оркестра)? Олег сообщил, что Хан в речном уже не ведёт. Его там давно нет. (Хан - это прозвище руководителя духового оркестра речного училища Александра Ивановича Каменева.) Цепь неудач обескураживала, но какое-то непонятное, импульсивное чувство подсказывало, что это моя Родина, она меня не подведёт. Я же здесь родился. Ну, так как же так?!

И вот мы видим - идёт к нам человек. Подходит всё ближе. Узнаём одного из печёринцев - если не ошибаюсь, звали его Виктор, он играл на басе. Поздоровались, объяснили ему нашу ситуацию. Он говорит: "Пойдёмте, я знаю, где живёт Хан. Если он дома, он вам даст ответ". Входим. Навстречу - совершенно седой, с чёрными бровями, пожилой человек:

- Что вам нужно? Какие инструменты?
- Да хотя бы трубу, баритон, тенор, альт, бас - барабаны в Иркутске есть".

- Ну, что же, молодые люди, вы, можно сказать, вовремя: я в связи с болезнями решил оставить занятия с оркестром. А инструменты у меня скопились, с удовольствием с вами поделюсь, смотрите и выбирайте сами, что вам нужно.

И с этими словами он открыл дверь в комнату, окна которой выходили на взошедшее солнце. И тут (зажмурьтесь!) мне в глаза брызнуло ослепительное сияние серебра! До потемнения в глазах! Такое оно было яркое! Это сияние выражало гимн моего упования. Оно было, как явное проявление Милосердия моей родины ко мне - маленькому человечку, так жаждущему еще раз прикоснуться к ней. Если бы я тогда был крещёным и верующим, видит Бог, я тогда бы заказал благодарственный молебен и поставил бы свечи ко всем образам - такой восторг посетил меня!

Хозяин инструментов дал нам больше, чем мы просили. Он даже подарил нам кларнет в футляре. И вот мы с Олежкой без пятнадцати десять входим в мою квартиру и несем в руках серебряные трубы! Три ходки сделали, пока всё принесли! Замполит вновь заулыбался гагаринской улыбкой. Мы ему сказали, куда унести деньги. Он вышел. Серебро сияло на диванах дальней комнаты.

Мама готовила обед. Отец был одет по-праздничному. Вернулся замполит и тихо сообщил, что деньги остались не только на барабан. Немного погодя вошёл Хан с двумя "Пшеничными". Оказалось, что он и замполит - земляки!

Мама накрыла в зале стол, и трое воинов - мой отец, замполит и Хан - дружно обмыли куплю-продажу, а мы с Олегом устремились по нашим друзьям.

На обед собрались у меня дедушкинцы - старые друзья (ребята, занимавшиеся в театральном коллективе Владимира Дедушкина). Весело попировали, а вечером, как и уговаривались, нас загрузили в поезд. Олег вызвался помочь до Иркутска, ему нужно было навестить тётушку. Седьмого утром мы прибыли в Иркутск. Капитан с оставшимися деньгами уехал к своим, инструменты мы сдали в камеру хранения. Володька Потанин обалдел от вида чуда наяву и радостно нам помогал. На другой день мы выехали в сторону Чоира и 9 мая благополучно прибыли в расположение части. В репетиционной комнате клуба в юго-восточной части Монголии с этого дня и в последующие годы сияло серебро труб, привезённых из Осетрово-на-Лене. Приятно вспомнить.

P.S.
       Комбат сдержал своё слово, выписал из полкового оркестра двух "голубчиков-хохлов": один - трубач хороший, другой - бэйный басист. Баритоном владел я. Альтушка с тенором нашли своих хозяев. Егор Маев сменил маракасы на большой барабан с колотушкой и литаврами. Володька бил дробь в малый барабан. И когда Командир вернулся из отпуска (это случилось 19 июня, когда мне исполнилось 19), на утреннем разводе мы исполнили три вещицы. Первую - "Встречный марш", когда Командир шёл из штаба к плацу. Затем поротно, под "Марш Авиаторов" ("Всё выше, и выше, и выше…") промаршировали под наши дудки как "деды", так и "черпаки", весело нам грозя кулаками - "Ладно, сынки, вечером встретимся". А когда мы грянули "Егерский марш", Комбат неожиданно резко повернул свой нос в нашу сторону. Доиграли. Продули мундштуки, вылили воду из клапанов. Демченко в окружении офицеров подходит к нам и произносит следующее:
       - Сынки, знаете, что вы сегодня сделали? (Мы подумали, что, наверное, здорово нафальшивили, хотя старались). Вы, сынки, сыграли мой любимый марш - "Егерский" Замполит, всех в отпуск, через полгода!".
       И этот приказ был исполнен: в декабре 1979-го я поехал в отпуск на Родину. Уже без особых душевных треволнений.
       Жаль только, что, когда мы покидали часть, нам никто не сыграл "Прощание славянки". Сменился комбат - и не стало музыкантов. Но уповаю, что кларнет в футляре найдёт своего Сарафанова. И серебро труб ещё не раз ободрит воинов в походе сияньем слитного созвучья.
       Бьют в литавры! Монголия - прощай!

   

   

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить


В номере :
Февраль N 4 ( 04.02.2011 )
Мгновения... Мгновения... Мгновения..
Политика. Экономика. Власть
В административных советах
В Думе района
В Думе города
Три вопроса мэру: Сообщать только плохие новости - это неправильно
Новости. События. Факты
Затраты на котельное топливо снижены снижены
Фестиваль ждёт участников
Детский дом — лучший в области
Лучший дворик есть в Звёздном
Праздник для студентов
В ЗАГСе зарегистрировано...
Служба спасения - 01
Прямая связь с читателями
Общество. Мы
Вопрос по пятницам: "ЛВ" в цвете. Вам нравится?
В Звездном будут вещать восемь цифровых каналов
Людмила РОМАНОВА: "Дела отцов и предков забыть мне не дано"
Общение с земляками продолжается
Иван АРТЕМЬЕВ: Серебряные трубы
36 незабываемых лет
Судьбы ее простое полотно

Фотопроект 2011

Садыкбаев Руслан. в лесу

Цыбулёва Ксения. Осенняя радость

Татаренко Алена.

Колмаков В.Д. Турука

Комментарии к статьям
Комментарии:

[2017-04-25 01:22:27] Илья скучно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ...

[2017-04-13 14:47:05] Анатолий Джигун Вот так случайно почитал о сыне своего однокурсника одногрупника,приятно. ...

[2017-04-02 19:31:35] Валерий Мельников На Ние мы, СМП-581, стоили вр.посёлок, готовили трассу и водопропуски (1975-1977г). ...

[2017-02-12 16:30:26] Микадзе Ираклий На берегах р.Ния, я работал как геолог, с целью выяснения возможности ...

[2017-02-11 10:19:32] Тириских Алена Самое страшное и странное что мы учащиеся Новоудинской школы ни разу ...

[2017-01-31 00:31:08] Павел ППС на маленьких станциях в одно лицо работают! с оружием, это ...

[2017-01-10 01:51:35] Галина Павловна Хочу выразить огромную благодарность Юрию Ивановичу Чивтаеву за его работу по ...

[2017-01-07 23:23:44] Анастасия и Киренск и полеты на севера, перевод в Братск, все с ...

[2017-01-07 22:43:34] Анастасия Если уж и говорить о династии, то покойная Александра Яковлевна и ...

[2017-01-07 22:36:48] Анастасия Династия...а ничего, что перед Александрой Яковлевной, было ещё два брака...дочь от ...






Лариса Табаринцева
666784, Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Кирова, 39
- главного редактора - 40-113 (тел.\факс)
- ответственного секретаря, отдела рекламы и компьютерной верстки газеты - 40-114
- редакторов отдела социально-экономических проблем и отдела писем - 40-115
- главного бухгалтера - 40-116
- Рубрика: "Прямая связь с читателями" - 40-115
Мнения авторов не обязательно отражают точку зрения редакции
За содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются
При перепечатке ссылка и гиперссылка :
http://lv.ust-kut.org/?2011/4/18042011.htm
на "Ленские ВЕСТИ" обязательна
E-mail : Написать письмо
Газета зарегистрирована Региональной инспекцией по защите свободы печати и массовой информации. Регистрационный номер И-0118. Набрана и сверстана в Веб студии ООО КИТ Участник каталога

Дизайн и сопровождение КИТ ООО ©, 2007-2010 гг.