Навигация
Главная
Текущий 17 номер
Номера 2017 года:

Январь 2017 № 1
Январь 2017 № 2
Январь 2017 № 3

Февраль 2017 № 4
Февраль 2017 № 5
Февраль 2017 № 6
Февраль 2017 № 7

Март 2017 № 8
Март 2017 № 9
Март 2017 № 10
Март 2017 № 11
Март 2017 № 12

Апрель 2017 № 13
Апрель 2017 № 14
Апрель 2017 № 15
Апрель 2017 № 16

Май 2017 № 17
Май 2017 № 18
Май 2017 № 19
Май 2017 № 20

Июнь 2017 № 21
Июнь 2017 № 22
Июнь 2017 № 23
Июнь 2017 № 24
Июнь 2017 № 25

Июль 2017 № 26
Июль 2017 № 28

ГОСТЕВАЯ  КНИГА
Связь с нами








Информеры


Женщины с куклами

Политика. Экономика. Власть

В административных советах

Усть-Кутский район встретил Якутскую делегацию "По следам потомков государевых ямщиков"
Новости. События. Факты

Не обошлось без пожара

И снова ДТП
Общество. Мы

Компания добрых дел. Семен – сын города

Память
Архивы:

Газета за 2007 год
Газета за 2008 год
Газета за 2009 год
Газета за 2010 год
Газета за 2011 год
Газета за 2012 год
Газета за 2013 год
Газета за 2014 год
Газета за 2016 год
Газета за 2017 год



Информация
Усть-Кут ФОТО

2.3.1  Усть-Кутские моржи. Автор Валерий Бубнов

Флора Усть-Кут


http://lv.ust-kut.org/?2017/17/01172017.htm

E-Mail Друга:



Май № 17 ( 05.05.2017 )

  • Итоги рейтинга 1.00/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рейтинг: 1.0/5 (1 голос)

123

Распечатать     Последнее посещение n\a Просмотров N\A

Сказ о вечной любви

Продолжение.
Начало в №№ 13, 14, 15, 16

      Вот так за работой прошёл ещё день, и опять был вечер, ночь и снова утро. Всё в хозяйстве ладилось, посеяли хлеб, вспахали целину, подняли пары, посадили картошку. Яков помогал женщинам садить грядки, потом с Никифором пилили дрова, возили во двор, кололи и складывали поленницы в дровянике.

      Яков с Натальей понемногу освоились, разговаривали иногда между собой. Стеснение, конечно, было, но уже не такое, как раньше. Однажды, когда Наталья подавала поленья Якову, а он складывал их под самую крышу, девушка как бы нечаянно выронила полено из рук, и вместо него подала свои руки. Яков тоже как бы нечаянно взял её руки в свои, они оба подняли глаза и встретились взглядами. Так и застыли, держась за руки и глядя в глаза друг другу. Его взгляд говорил: "Ты мне дороже всего на свете, я готов для тебя сделать всё что угодно, и самое малое - это достать с неба луну и звёзды, чтобы бусами из звёзд небесных украсить твой прекрасный лик". От рук девушки шло невообразимое тепло, такое же тепло и излучал её ясноокий взгляд, говоря: "Сокол ясный, я пойду за тобой куда ты пожелаешь, пойду без всякого сомнения и страха, потому что я вижу твою силу и благородство, твой лик для меня воссиял ясным месяцем в хмурой ночи".

      Они стояли, глядя друг другу в глаза, и всё понимали без слов. Их душевное тепло сливалось воедино, даже сердца бились в унисон, и казалось, что сама любовь соединяла их руки, соединяла их сердца, их души, их мысли. Соединяла навеки, назло всем препятствиям и всем запретам. Очнулись они только, когда во дворе услышали голос Никифора. Он громко разговаривал с Агатой. Сложили все дрова. Потом ещё была работа, и вновь, и вновь они глядели друг другу в глаза, держались за руки. Вот так без слов, без каких-то действий, вспыхнула любовь между скитальцем Яном и прекрасной крестьянской девушкой Наташей. Эта любовь была запретной. Никогда Никифор не выдаст свою единственную дочь красавицу за безродного, пусть и трудолюбивого парня. Что скажут братья, да и вообще, что скажет народ? Но как помешать влюблённым? Им ничего не нужно было больше, они каждый день видели друг друга, пусть и украдкой, но дарили улыбки и взгляды, вздыхали и жили, радуясь тому, что свёл их сам Господь Бог. Они не задумывались, что будет потом, не думали и не гадали наперёд, им было и так очень и очень хорошо.

      Всё шло своим чередом, так устроен человек, когда ему хорошо, он старается не думать о плохом, может быть, по скрытому суеверию боясь думать о дурном, чтобы не накликать его. Закончились посевные, пахотные, дровяные работы, лето вступило в свои права. Косить ещё рано, вроде отдых, но нет. Нужно ехать подсушивать ели для плотов, на которых будут сплавлять сено. По пойме речек родит самая добрая трава, и значит, самые богатые сенокосы по берегам рек. Сибирские крестьяне из года в год в июне месяце поднимались вверх по рекам, окоряли стоячие ели на полтора-два метра от земли - сдирали кору, и ель в течение года высыхала на корню. На следующий год её валили и делали сухие сплавные плоты. На них стаскивали и замётывали зародами сено, потом связывали в караван, из пятнадцати - двадцати плотов, и сплавляли. Вот для таких дел в июне, после Святой Троицы, ватага мужиков на шитиках поднималась вверх по реке, окоряли ели, потом неводом ловили рыбу, солили её в бочонках. За это же время самые опытные охотники добывали одного или двух лосей, мясо также солили в бочонках, потом вялили и коптили, рыбу также вялили и коптили, но не всю, иную везли солёной в бочонках. Ватага подбиралась только из опытных рыбаков и охотников, на подхват брали максимум двух человек, которые исполняли трудоёмкую, малозначительную работу, заодно и постигали науку рыбной ловли и промысла зверя. На такую работу обычно отцы брали своих подрастающих сыновей, чтобы учить младшее поколение промыслу и всем житейским хитростям. Вот на такую работу и стали собираться перфиловские мужики.

      Никифор хотел взять с собой Яна, но братья отговорили его. Старший брат толковал так: "Вот возьмёшь своего работника, в промысловом деле он лопух, это раз, другое, чужой человек, может, он сегодня здесь, а завтра соберёт котомку и уйдёт куда глаза глядят, ну и зачем его учить? Пусть поживёт годик-другой, малость обрастёт мохом перфиловским, вот тогда и видно будет, учить его или нет, а пока у тебя племянники уже в года вошли, как раз вовремя им учиться, руку набивать в промысле, вот их и надо брать". Подумали и решили: тому и быть. И вот, после двухдневных сборов, погрузили снасти, снедь, ружья и двух зверовых собак, больше собак не нужно - не осенний промысел, и рано, поутру потолкали шитики шестами вверх, по реке Куте, а тащить им шитики, почитай, до самой реки Половинной, выше деревни Каймоново, ещё вёрст двадцать с гаком.

      Никифор уехал, Якову же задал работу по хозяйству. Нужно было поправить сбрую конную, отладить телеги, санные волокуши, отремонтировать сенокосный инструмент. В общем, хватало работы: и по ремонту, и по уходу за скотиной. Да древесину для новых саней заготовить надо. Работал Ян с душой, не ленился, да и Наташа рядом была, помогала, где что придержать, где показать, где что лежит у отца из инструмента. А всё-таки самая большая помощь от неё была, что она находилась рядом. Как-то в воскресный день, к вечеру, собралась Наталья на вечерку, и говорит: "Ян, пойдём со мной, я тебя с нашими ребятами познакомлю".

      И они пошли гулять. Молодые собирались на полянке, возле реки. В деревне был свой балалаечник. Девушки деревенские хорошо пели, музыкант им подыгрывал. Потом музыкант играл плясовую, молодёжь весело плясала, а Яков стоял в сторонке и глядел с любопытством на развлечения молодёжи. Он бы и сам не прочь сплясать, но стеснялся своего убогого одеяния. Потом девушки запели жалобную песню о судьбе одинокого пастуха, который любил деревенскую красавицу, но никак не мог ей признаться в любви, а вместо этого он сделал дудочку и жалобно на ней играл, выражая своей музыкой всю боль неразделённой любви. Он так играл, что от его музыки плакали старая ива и полевые цветы. Понравилось Якову на вечерке, деревенские парни были статны и обходительны, девушки были красивы и певучи, да и всё вокруг было красиво: и лужайка, и погода, и тихая ночь, и аромат полевых цветов, всё, всё вокруг радовало его давно не видавшую веселья душу. После вечерки все расходились. Кто уходил парами, кто не сыскал ещё себе пару, то уходили девушки с девушками, парни с парнями. Яков уходил с Наташей и её двоюродным братом Семёном, здоровенным белокурым парнем. Тихо переговариваясь, они шли по деревенской улице. Семён проводил сестрицу и Якова до ворот Никифорова дома, попрощался и пошёл к себе домой. Когда парень с девушкой остались одни, Яков спросил: "А что это нас сегодня Семён провожал?" Наташа без утайки объяснила: "Понимаешь, наши деревенские парни обычно всех чужих первый раз учат, то есть собираются вдвоём, втроём и побьют новичка, а Сеня сегодня на вечерке всех парней предупредил, они поворчали, но против браткиного слова идти никто не решился. Сёма на всякий случай всё же пошёл нас провожать, хотя все в деревне знают, против его слова никто пойти не рискнёт. И к тому же это мой самый лучший братанник, он за меня из любого душу вынет, да и свою не пожалеет. Да и я за него тоже, если надо, всё отдам, он мне самый родной". Потом они ещё немного постояли молча. Тишину нарушил голос Агаты: "Дочка, что там по двору шарахаешься? Давно спать пора, уже первые петухи пропели". Молодые, быстро попрощавшись, спешно отправились каждый по своим местам.

      Вечером следующего дня, после ужина, Яков, предупредив хозяйку, взял удочки, перемёты, заготовленных дождевых червей в берестяном туеске и пошёл на верхний плёс рыбачить, с ночевой. На берегу нашёл рыбацкий шалаш. Потом наладил перемёты, наживил, закинул перемёты повыше и пониже шалаша, а удочками решил рыбачить прямо напротив шалаша, возле него и костёр развёл. Потом пошёл рыбачить удочками. Рыба клевала плохо, и от этого как-то стала сказываться дневная усталость. Яков оставил удочки, подошёл к костру, подкинул в костёр большую корягу и, расстелив зипун в шалаше, стал укладываться спать. Небо было ясным, звёздным. Далёкие звёзды смотрели на большую грешную землю с её вечными трудниками, не зная, что они чувствуют, о чём переживают, чему радуются и о чём грустят. Незаметно для себя Яков уснул. Проснулся он от тёплого прикосновения девичьих рук. Открыл глаза - возле него, прямо на земле, сидела Наташа, и даже в ночи светилось счастьем её лицо. Яков подумал, что это сон, хотел отвернуться, но не смог. Наташа робко поцеловала его, потом ещё и ещё.

      Якова бросило в жар, он обнял любимую, прижал к себе. Никто не знал, что было дальше между влюблёнными. Они и сами не смогли бы объяснить, что это было. Только когда сгустились сумерки и далеко в деревне послышалось пение раннего петуха, молодые опомнились. Наваждение спало, Наташа нежно спросила Якова: "Ты теперь мне муж?" - "Да", - ответил Яков. - "Я теперь тебе муж, навсегда, перед Господом Богом, если этого не захотят признать люди". Наташа вздохнула: "Ой, Яшенька, как же это мы без благословения родителей, что теперь будет?" "Не знаю, любимая", - ответил Яков, целуя её плачущее лицо и прижимая её к своей груди. - "Ты моя, моя навеки, я тебя никому не отдам, чего бы это мне ни стоило". Потом пришли в себя. Наташа утёрла слёзы. "Яша, я пойду сейчас домой через лесок, от людских глаз подальше, а ты погодя, как рассветёт, собирай, не торопясь, снасти и потом - домой, не надо, чтобы нас люди вместе видели", - сказала Наташа и ушла.

      Яков остался один. Рой мыслей разрывал его голову. Что делать? Узнает Никифор - будет беда. За себя Яков не боялся, ему и смерть теперь была не страшна, а вот что будет с его любимой? Что будет? Потом Яков решительно сам себе сказал: "Что будет, то и будет, а именно, что бы ни было, всё нужно принять и пережить, ибо сказано: Бог даёт Крест, даст и силы его нести". После таких мыслей он немного успокоился, пошёл снимать перемёты и удочки. Рыбы попалось немного, но вполне хватит на добрую уху и пожарить. Сняв снасти и прибрав пойманную рыбу в берестяной туесок, Яков стал собираться домой. Было уже совсем светло, когда он добрался до своей калитки. Во дворе его приветствием встретила Агата, Яков ответил тем же и протянул Агате пойманную рыбу, та взяла рыбу молча и как-то по-иному взглянула на работника. Яков, встретившись с ней взглядом, опустил глаза и смутился, ему казалось, что Агата всё знает.

      Потом был завтрак и снова каждодневный крестьянский труд. Яков работал, но события прошедшей ночи никак не шли у него из головы. Всё передумал он в течение дня, всяко прикладывал мышление относительно жизни своей и Натальи, аж голова шла кругом. Но так устроен человек, что, думая долго о чём-нибудь и переживая, чувствует, что волнение понемногу отходит и в душе появляется надежда, надежда на доброту людскую, сочувствие и сострадание. К вечеру мысли понемногу улеглись в голове парня, и он стал как-то спокойней воспринимать всё произошедшее. Может, пасть на колени перед Наташиными родителями, и они поймут, простят и примут его в свой дом зятем? Думал Яков, а если - нет? За себя он не боялся, самое большее, Никифор его убьёт, не страшна смерть Якову, за себя душа нисколько не болела, а вот Наташа! Что будет с ней? Мысли, думы, так за думами и мыслями потекли день за днём. Шли дни, шли ночи. Наташа и Яков продолжали встречаться, иногда обсуждали, как им дальше быть, а иногда мечтали. И мечты их были просты до боли. Мечталось им, что повенчаются они в местной церкви, Яков отстроит большой, просторный дом, заведут скот, распашут целинные земли, благо земли вокруг хватает - работай, не ленись. Наташа родит детей, парней сноровистых и работящих в Якова, и девочек, рукастых и красивых, как Наташа. И заживут они, любя друг друга и своих детей, почитая старших, отца и мать Наташи, радуясь счастью большой и дружной семьи.

      Вот в таких мыслях и делах шли дни, и в один из них приехали мужики с летнего промысла, и вместе с ними приехал и Никифор. Все радовались встрече. На берег высыпали, почитай, все жители деревни Перфилово. Хорошо загруженные шитики причаливали к берегу. Началась разгрузка, из лодок выгружали мешки, берестяные туеса, бочонки и прочий скарб и складывали аккуратно на берегу. Потом, согласно обычаю, помолились в благодарность Господу Богу, стали делить добычу между собой, не забыв выделить церковную, вдовью и сиротскую долю. Так было положено с самых незапамятных времён. Обычай этот был древним, и никто из живущих не помнил, с каких времён он пошёл, но обычай этот был свят и непоколебим. Потом на берег пригнали запряжённых конями телеги, погрузили всё добро и развезли по дворам. Вечером из многих дворов слышались песни и пляски, народ попивал брагу, отмечал возвращение и удачный летний промысел. В тот же вечер молодёжь собиралась на вечёрку, чтобы петь песни, плясать, вздыхать и любоваться своими возлюбленными, радоваться лету и молодости. В общем, всё было, как всегда, заботы начнутся с утра, а пока, пока закончен день, с реки приехали трудники-промысловики, приехали с удачей, а значит, на сенокосе будет хорошая мясная похлёбка с вяленной сохатиной, рыба и прочая крестьянская снедь. Ну а если будет сытная еда на сенокосе, то и работа будет ладиться.

      Пришло новое утро, все встретились за завтраком. Никифор, как показалось Якову, был менее суров, чем обычно, даже, что бывало очень редко, отпустил шутку, над которой все смеялись. Закончив завтрак, Никифор сказал Якову, что завтра поедут на ближний борок готовить лес для строительства во дворе гостевого домика. В домике будет жить Яков и, если вдруг приедут какие-нибудь гости. Зима не за горами, и не в мастерской же зимовать. Сегодня нужно подготовить инструмент и потаскную сбрую для коней, чтобы возить бревна из леса. Потом целый день правили пилу, точили топоры, чинили конскую сбрую, в общем, работы хватило на весь день. Якова радовало, что он теперь будет строить новое жильё, хоть и не его собственное, но для него, и он там будет хозяйствовать. Почему-то это вселяло в него какую-то надежду на будущее, и от этого у него на душе было так весело.

      На другой день хозяин с работником с утра пораньше запрягли лошадей, погрузили все нужные инструменты и поехали заготавливать лес. Работа спорилась. Сначала выбрали нужные деревья для оклада дома (оклад- это первый венец) и для "стульев" (фундамент). В Сибири это делалось из лиственницы, её валили, пилили на брёвна и, ошкурив, складывали для того, чтобы древесина подсохла, потом перевозили на двор и начинали строительство. Дальше то же самое проделывали с сосновыми деревьями.

      Работа по заготовке леса продлилась до самого Петрова дня. Наконец лес был заготовлен, распилен на брёвна и сложен в штабель для просушки. Потом начали готовиться к сенокосу. Лето было хорошее, дождей и солнца было в меру, и от этого трава на лугах росла хорошо. Потом начался сенокос, на сенокос выехали сначала Никифор с Яковом. Пять дней они косили траву, а на шестой день к ним приехали Агата и Наташа, уже надо было переворачивать траву, собирать в валки, грести сено и складывать в копна. Уже потом нужно будет возить копны в зарод на плоту и плавить в деревню.

      Однажды, когда Наташа с Яковом, остались наедине, она прижалась и тихо сказала, что она беременна. В первый момент Якова охватила радость, но радость сменилась тревогой, всё хорошо, но как поведать об этом Никифору и Агате? Порадовались, подумали и решили сейчас ничего не говорить, подождать удобного случая. Так и жили дальше. Потом закончился сенокос, сено перевезли на берег. Наташа и Агата отправились на конях домой, а Никифор с Яковом остались делать плоты, потом грузить сено и плавить в деревню. В течение недели плоты были погружены, к ним ещё присоединились плоты с соседних сенокосов и после дождей караван из плотов с сеном поплыл вниз по реке, управляемый ватагой деревенских мужиков и парней. Плыли только в дневное время, перед перекатами останавливались, и плоты, развязав, по одному переводили через перекат. Потом, ниже переката, опять связывали плоты в сплотку и плыли дальше. Ушло на эти дела две недели.

      Вот так, незаметно, подошёл к концу месяц август. Приближалась пора уборки хлеба. В один прекрасный день в калитку постучал незнакомый человек, его пустили во двор, пригласили к столу, накормили и за разговором он поведал, что купец Иван Карпов нынче собирается засылать сватов. Только вот точно не знает, после уборки урожая или после осеннего промысла, но что будет засылать, это точно, сам ему об этом говорил. Эту новость, сидящие за столом, восприняли каждый по-своему: Никифор был горд тем, что породнится с первейшим богачом в округе. Агата хоть и не знала всего, но догадывалась и видела, как дочка начала меняться лицом последнее время, украдкой Наташу тошнило, да и вообще есть ли на свете такая сила, которая может обмануть материнское сердце, и поэтому, после слов путника, у Агаты защемило сердце. От такой новости Яков чуть не вскрикнул, больно сжалось сердце и похолодело всё внутри. Яков поглядел на Наташу, потом на Агату и потом на Никифора, увидев на лице хозяина довольную ухмылку он понял, что никогда он не отдаст за Якова свою дочь. У Якова от этой мысли потемнело в глазах и он чуть не лишился сознания. Наташка же от слов путника побледнела, внутри себя почувствовала холод, как будто ледяная рука сдавила всё внутри, она хотела встать, выйти из-за стола, но ноги её не слушались, на миг ей показалось, что у неё вообще нет ног, она их не чувствовала. За столом наступила зловещая тишина. Тишина была во всём дворе и, наверно, во всей деревне или просто все были оглушены вестью. Понемногу все вернулись к действительности.

Продолжение следует.

Фото из альбома Г. Регнера






     

   

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить


В номере :
Май № 17 ( 05.05.2017 )
Сказ о вечной любви
Политика. Экономика. Власть
В административных советах
В Думе района
В Думе города
Общество. Мы
К 150-летию Российского Красного креста. О сандружинах ОРП
Ветеран воздушной войны
Дети войны: Репрессированы и высланы в Сибирь. «Радуюсь, что советские люди победили фашизм…»
Фронтовая фотография
Прямая связь с читателями

Фотопроект 2011

4.2 Тазеева Галина.  "Сибирская красавица"

Колмаков В.Д. Позиру снимай!

Головин Евгений.

5.4 Серкин А.Ю. Будующие капитаны

Комментарии к статьям
Комментарии:

[2017-07-25 00:55:42] Анна скажите, пожалуйста, есть ли какой-то способ связаться с Верой Васильевной Пашковой? ...

[2017-05-24 14:31:53] Валерий Помню это зимовье и д.Лешу Катанаева ...

[2017-05-03 12:39:12] Галина Это удивительный человек с широкой душой и большим сердцем,преданный своей работе ...

[2017-04-25 01:22:27] Илья скучно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ...

[2017-04-13 14:47:05] Анатолий Джигун Вот так случайно почитал о сыне своего однокурсника одногрупника,приятно. ...

[2017-04-02 19:31:35] Валерий Мельников На Ние мы, СМП-581, стоили вр.посёлок, готовили трассу и водопропуски (1975-1977г). ...

[2017-02-12 16:30:26] Микадзе Ираклий На берегах р.Ния, я работал как геолог, с целью выяснения возможности ...

[2017-02-11 10:19:32] Тириских Алена Самое страшное и странное что мы учащиеся Новоудинской школы ни разу ...

[2017-01-31 00:31:08] Павел ППС на маленьких станциях в одно лицо работают! с оружием, это ...

[2017-01-10 01:51:35] Галина Павловна Хочу выразить огромную благодарность Юрию Ивановичу Чивтаеву за его работу по ...






Лариса Табаринцева
666784, Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Кирова, 39
- главного редактора - 40-113 (тел.\факс)
- ответственного секретаря, отдела рекламы и компьютерной верстки газеты - 40-114
- редакторов отдела социально-экономических проблем и отдела писем - 40-115
- главного бухгалтера - 40-116
- Рубрика: "Прямая связь с читателями" - 40-115
Мнения авторов не обязательно отражают точку зрения редакции
За содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются
При перепечатке ссылка и гиперссылка :
http://lv.ust-kut.org/?2017/17/01172017.htm
на "Ленские ВЕСТИ" обязательна
E-mail : Написать письмо
Газета зарегистрирована Региональной инспекцией по защите свободы печати и массовой информации. Регистрационный номер И-0118. Набрана и сверстана в Веб студии ООО КИТ Участник каталога

Дизайн и сопровождение КИТ ООО ©, 2007-2010 гг.