Навигация
Главная
Текущий 29 номер
Номера 2012 года:

Январь 2012 № 1
Январь 2012 № 2
Январь 2012 № 3

Февраль 2012 № 4
Февраль 2012 № 5
Февраль 2012 № 6
Февраль 2012 № 7

Март 2012 № 8
Март 2012 № 9
Март 2012 № 10
Март 2012 № 11
Март 2012 № 12

Апрель 2012 № 13

Май 2012 № 19
Май 2012 № 20

Июнь 2012 № 21
Июнь 2012 № 22
Июнь 2012 № 23
Июнь 2012 № 24
Июнь 2012 № 25

Июль 2012 № 26
Июль 2012 № 27
Июль 2012 № 28
Июль 2012 № 29

Август 2012 № 30
Август 2012 № 31
Август 2012 № 32
Август 2012 № 33
Август 2012 № 34

Сентябрь 2012 № 35
Сентябрь 2012 № 36
Сентябрь 2012 № 37
Сентябрь 2012 № 38

Октябрь 2012 № 39
Октябрь 2012 № 40
Октябрь 2012 № 41
Октябрь 2012 № 42

Ноябрь 2012 № 43
Ноябрь 2012 № 44
Ноябрь 2012 № 45
Ноябрь 2012 № 46
Ноябрь 2012 № 47

Декабрь 2012 № 48
Декабрь 2012 № 49
Декабрь 2012 № 50
Декабрь 2012 № 51

ГОСТЕВАЯ  КНИГА
Связь с нами








Информеры


Светлана ПШЕННИКОВА: "Вместо удовлетворения от результатов многолетнего труда – отчаяние"

На вооружении спасателей – беспилотный летательный аппарат!

Георгий РЕГНЕР. Сказ о вечной любви

Политика. Экономика. Власть

Мобильное приложение Пенсионного фонда. С ним удобно!

В административных советах

От традиции не отступили
Общество. Мы

«Синий автобус» в наследство»

Прямая связь с читателями
Вопрос по пятницам

Полезна ли газированная вода, пьёте её?
Архивы:

Газета за 2007 год
Газета за 2008 год
Газета за 2009 год
Газета за 2010 год
Газета за 2011 год
Газета за 2012 год
Газета за 2013 год
Газета за 2014 год
Газета за 2016 год
Газета за 2017 год



Информация
Усть-Кут ФОТО

Удивительное освещение природы

медведь-шатун


http://lv.ust-kut.org/?2012/29/15292012.htm

E-Mail Друга:



Июль N 29 ( 27.07.2012 )

  • Итоги рейтинга 2.20/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рейтинг: 2.2/5 (5 голосов)

43

Распечатать     Последнее посещение n\a Просмотров N\A

Творчество наших читателей

Иван АРТЕМЬЕВ

Росток от Сросток

Рассказ

Шукшин - это фамилия-пароль. Очень и очень много о нем рассказано его друзьями, много написано, много фильмов посвящено его доброй памяти. И всё же дерзаю сказать своё слово об этом человеке, сыгравшем в моей судьбе значимую роль.

Год 1974. Мне 14 лет. В только что вышедшем журнале "Роман-газета" напечатаны его рассказы под названием "Беседы при ясной луне". Прочёл. Плакал и смеялся. Всё так узнаваемо, так правдиво. Полюбил автора сходу. Запомнились особенно "Танцующий Шива", "Горе" и "На кладбище".

Год 1977. Заучив наизусть рассказ "Горе", читал его при поступлении в Щукинское театральное училище. Прошёл два тура, но, получив тревожную телеграмму из дома ( отец попал в больницу с первым инфарктом), забрал документы и помчался из громадной, многовековой, многотонной столицы в свой неприметный, узенький, длинненький Усть-Кут. Отец был жив. Осколок - ещё с фронта - потом долгие годы давал о себе знать, двигаясь по артерии. Операцию делать не советовали в связи с крайней опасностью. Так и жил. (Царство ему небесное). Я вернулся в Усть-Кут с документами и стал ждать грядущего призыва в армию.

В один из июльских дней сижу на кухне один, завтракаю. По местному радио передают объявление: "Молодые юноши и девушки, кто желает поступить в Иркутское театральное училище, для вас сегодня, в 15.00, проводится встреча-прослушивание (по-сегодняшнему - кастинг). Но я решил твёрдо, что после армии опять поеду в Москву. А немного погодя - звонок в дверь. Открываю - Олег Акулич (ныне всем известный старшина из "Военного магазина" и исполнитель миниатюр в телепередаче "Аншлаг"). Решили и постановили: так как мы уходим в армию, то пойдём на встречу с одной целью - чтобы тех, кто придёт, перевербовать потом в нашу театральную студию ДК "Речников", вместо себя оставить. Но ректор, которого мы разыграли на берегу реки, когда он пошёл искупаться, сказал: "Никаких стихов и басен читать не надо - вы мне и так понравились. Приезжайте. Учитесь. Будем рады видеть вас в сентябре…" Так, без экзаменационных проволочек, мы поступили в Иркутское театральное училище, и я ни разу не пожалел о том, что пришёл в него.

Год 1985. Будучи уже профессиональным молодым актёром Камчатского драмтеатра, впервые вместе с труппой я выехал на гастроли в Барнаул и Красноярск. Восемнадцатого июня, накануне своего 25-летия, сел в автобус и мимо Бийска поехал в Сростки - на малую родину Шукшина. По дороге была небольшая поломка. Вышли из автобуса - степи бескрайние, теплый ветер веет, а с небес - трели жаворонков. Просторно, вольготно… Едем дальше. Вот и Сростки. Вышел один. Не стал ни у кого спрашивать: "Господи, благослови! Василий Макарович, ведите!" И пошёл. И пришёл прямо к калитке. На доме - доска мраморная: "Дом-музей такого-то"... И стоит он у подножия Пикет-горы (ныне Поклонной), по улице - самый верхний слева. Вошел внутрь. Широкие половицы, покрытые половиками, скрипят под ногами. Прохладно. В комнатке справа - женщина, дежурная по музею. Больше никого. С её разрешения прошёл в дальние комнаты. Их - две. Те же пёстрые половики. Занавески на окнах. В рамках - портреты родных. На письменном столе - стекло. Под стеклом - рукою автора исписанный листок, отрывок из рассказа "Стенька Разин", описан момент его пленения. Стеньку застали врасплох, вломились заполночь с бессовестными глазами и кинулись на атамана… Незадолго до этого я подбирал рассказы для моно-спектакля. Два уже были определены: "Шире шаг, маэстро" и "Верую", а вот теперь определился и третий. "Благодарю, Василий Макарович: беру "Стеньку" в репертуар".

Побыв немного в доме, вышел, поднялся на вершину Поклонной горы. Тогда еще там не было ни памятника, ни какого-то знака. Ребятишки вчетвером бежали с удочками и бидончиками рыбачить на Катунь, которая ярко серебрилась внизу, по ту сторону горы. Полюбовавшись на открывшиеся виды, постелил куртку, лёг и мгновенно уснул. Спал минут тридцать. Потом присел на тёплом косогоре и задумался. Сами собой стали слагаться слова. Вернувшись поздним вечером в гостиницу Барнаула, я записал уже сложившуюся песню "Сростки":


    Далека даль, высока синь,
    Неземная жаль набавляет сил.
    Шел, рос, месил грязь,
    Вот - Сростки, вот - связь!
    Мир - прост: жил иль нет,
    Голубой погост во рассвете лет.
    Зноем палит дых золотой июнь,
    Ждя дождей косых,
                     ждя занебесных струй.
    Тополя пушат, голову вскинь:
    Далека даль, высока синь!!!

Весной следующего, 1986 года, состоялась премьера моего моноспектакля, первоначально называвшегося "Верую", который сейчас я называю "Прощанье славянки". Он прост. На сцене коврик, скамеечка, гитара, столик со свечой перед портретом Шукшина и проигрыватель с пластинкой. На одной её стороне - вальсы в исполнении духового оркестра, на другой - военные марши. В начале спектакля звучат вальсы, зрители входят, садятся, напитываются мелодиями. А в финале, под марш "Прощанье славянки", я кричу заповедные слова из дневников Василия Макаровича, в которых, по-моему, выражено то главное, что может сказать на прощание художник, горячо сострадающий всему, что происходит в душе русского человека.

Интересные события стали происходить в моей жизни после исполнения этого спектакля. Вскоре после премьеры подходят ко мне представители местного союза театральных деятелей и предлагают показать этот спектакль в педагогическом институте для участников конференции. Я согласился, приняли меня хорошо. Потом подходит женщина - она особенно внимательно слушала: "Можно с вами поговорить?" Вошли в соседний класс, она мне и говорит: "Я - из Бийска, работаю в местной газете и хорошо знакома с родной сестрой Василия Макаровича Шукшина. Она мне рассказывала о его детстве, как он был директором школы, как в первый раз женился". И она поведала мне обо всем, что знала, подарив на прощанье буклет с видом на Сростки.

В 1987 году, во время гастролей во Фрунзе (ныне - Бешкек) я был приглашён молодёжной программой местного телевиденья, показать свой спектакль. В качестве зрителей пригласили студентов педагогического колледжа, и все до единого - киргизы. Было очень душно - на дворе июнь. Пока режиссёр и ассистенты настраивали аппаратуру (что-то не ладилось с освещением). Я рассказал присутствующим о Шукшине. Они о нем мало знали. Когда аппаратура была настроена, я на одном дыхании, без перерыва, отработал. Сначала трудно было, - слушатели многого не улавливали в сюжетной линии. Помог русский милиционер. Он вошел в начале, встал у дверей и слушал с явным вниманием. Когда на третьем рассказе милиционер вышел по своим служебным делам, я будто осиротел, но всё довел до финала. Вышел во двор, а мой милиционер моет машину из шланга. В горле от жары пересохло: "Можно попить?" И он дал мне шланг, а потом вдруг говорит: "На Алтае так быстро не говорят, в первом рассказе вы спешили". "Там же сам автор скорость врубает - молодой врач опаздывает, бежит на работу трусцой. Поэтому и быстрая речь, - пытаюсь объяснить я. - Вы что, на Алтае бывали?" "Я родился в Сростках, девять классов там закончил. А потом армия, школа милиции, и вот я - лейтенант, живу здесь с женой, она местная". И тут - Сростки! Надо же. На душе было радостно.

Наступил 1989 год. В мае на берегах Амура, в Хабаровске, проходил региональный фестиваль молодёжных спектаклей, и я показал там своего Шукшина, за что был удостоен звания лауреата и награждён от союза театральных деятелей путёвкой в Москву. Но в июле на гастролях в Омске я категорически отказался вводиться в спектакль “Лолита”. Сама повесть, великим Набоковым написанная, быть может, как литературное произведение вполне заслуживает внимания, но в нашей постановке она выглядела, мягко говоря, скверно. Дирекция, в виде дисциплинарного взыскания за мой отказ, предложила мне по возвращении написать заявление об уходе, что я и сделал. С 1989 года больше в том театре не служил, автоматически лишившись и заслуженной поездки в Москву.

Богу так было угодно, а может Макарыч помолился, но в 1990 году в Петропавловск-Камчатский для сбора средств на открытие в Москве музея В.М. Шукшина приехал на гастроли Георгий Иванович Бурков. Я посетил одну из его встреч со зрителями. В зале на 800 человек едва ли собралось более ста: все тогда у телевизоров сидели и слушали Горбачёва, а к театру и кино интерес резко упал. Георгий Иванович, как подбитая птица, вышел, прихрамывая - недавно перенёс инфаркт. Он попросил включить ролики из фильмов с его участием. Был там и тот, где они с Василием Макаровичем несут бронебойное ружьё, подходя к Дону. После встречи я прошёл за кулисы в его гримерку и использовал для знакомства реплику его персонажа: "У русского человека есть обычай перед смертью высказаться…" Он широко улыбнулся. Ему, Другу самого Макарыча, мне хотелось показать свою работу и получить замечания от Мастера. Но он, со вниманием меня выслушав, сказал: "Ваня, хоть и мало зрителей в зале, но у меня эти три дня все расписаны по часам: завтра - у подводников, потом меня везут внутрь Камчатки. У тебя будет возможность осенью или на следующий год приехать в Москву? Ты там меня найдёшь, в музее и сыграешь этот спектакль. Лады?" Я согласился и мы, пожав друг другу руки, расстались, увы, как оказалось, навсегда - в июле я прочёл в газете: "Народный артист Георгий Иванович Бурков умер". Царство ему небесное.

В мае 1992 года я-таки прилетел в Москву. Позвонил Федосеевой-Шукшиной. Она сообщила, что музей не открыт. Жора умер, строительство заморожено. Я остался в Москве на долгие семь лет, в 1993 году работал в одном из московских театров. В июне пошел в отпуск и с молодыми студентами московских вузов (было их 30-35) мы поехали в Вологодскую губернию, в городок Белозёрск. Ехали сначала поездом, затем на "Ракете" по Шексне. Когда мчались по реке, увидел очень знакомую потопленную колокольню. Вспоминал: "Где видел? Где?" А когда причалили да пошли по набережной, опять что-то давно знакомое, но сразу неузнаваемое стало бередить. На другой день увидел название - "Улица Шукшина". Стал спрашивать, а почему Шукшина? "Он тут у нас "Калину красную снимал!" Мать чесная! Аж присел на корточки от удивления! А я-то гадаю, где это всё видел. Иду дальше по улице, магазин уценённых товаров. Вхожу - и сразу двухрядка в глаза. Пробую - звучит. Покупаю, принёс в гостиницу и по утрам всю братию поднимал на труды под "Барыню".

Прибыли мы в тот городок помочь благочинному отцу Виталию в реставрации церкви и наведении порядка на территории. Отряд наш и назывался "Реставрос" - в переводе с греческого "Восстановление креста". Всем нашлось дело - у Бога всего много. А отец Виталий нам поведал, что зимой с 92 на 93 год в колонии строгого режима, где содержатся получившие пожизненные сроки заключённые, стало происходить уму непостижимое. Сам комендант - железный материалист, майор по званию - вынужден был просить батюшку о встрече. А было так. Стоит солдат на вышке ночью. Прожектора светят. И вдруг он видит - между рядами колючей проволоки монах. Стоит и смотрит в сторону каменных стен - бывшего мужского монастыря. Постоял и растворился в воздухе. На другую ночь другой солдат на посту - и то же самое. Убедился, что солдаты не фантазируют, и майор. А дальше - больше. После отбоя стали ложиться, а их неведомо кто с кроватей скидывает. Заключённые церковное пение слышат периодически. "Что за полтергейст такой, батюшка? Разъясните", - попросил комендант. Собрали всех в клубе - и охрану, и заключённых, делятся впечатлениями. Тут встаёт один и громко говорит: "Мне всё одно тут сгнивать. А вы чего все молчите? Тут, батюшка, вот что было: в каменной нише стены вдруг образ Пресвятой Богородицы появился. Как новый. А этот (заключённый показал на майора) приказал её закрасить. Мы закрасили. На другой день она опять, как новая, он опять: "Закрасить!". А на другое утро она вновь смотрит. Тогда эта сука приказал её выдолбить. Ну, мы и выдолбили, простите, батюшка". Отец Виталий рассказал, что тюрьма эта на острове Огненном была раньше монастырём. "Наступили времена, - говорил он, - когда всё возвращается на круги своя: раньше церкви - под клубы, а сейчас клубы - под церкви. Раньше родители вели детей в церковь, сейчас - дети ведут родителей. Возможно, и вам вскоре придётся переселиться в места иные: видимо, Богу угодно вернуть святыню, основанную преподобным Феофаном".

Остаётся добавить: тюрьму эту вы можете увидеть в начале фильма "Калина красная". Из неё на свободу выходит зек по прозвищу Горе и идёт в яловых сапогах по мосткам. А там, где он убегает ночью от милиции, и есть Белозерский причал. И колокольня, в Шексне - та самая, что мне встретилась покосившаяся, Рыбинским водохранилищем затопленная.

Напомню, что после первого прочтения сборника "Беседы при ясной луне" мне особенно понравились три рассказа. Один, как говорилось, я читал при попытке поступить в Щукинское. Сейчас же о рассказе другом - "На кладбище". Там повествуется об очень сходной с только пересказанным истории. Тоже солдат стоит на вышке, на посту. Ночь. Вдруг слышит он, что неподалёку, на заброшенном кладбище, плачет женщина. Громко плачет. Дождался сменщика - тот тоже плач слышит. Сменившийся солдат доложил дежурному офицеру. Тот выстраивает взвод и говорит: "Кто пойдёт?" Тот солдатик и говорит: "Я!" Дали ему автомат, фонарик. Пошел. Приходит на плач. Женщина плакать перестала. "Ты плакала-то?" "Я". "А чего ж ты плачешь? Да ещё ночью". "Вас оплакиваю. Ваше поколение. Жалею вас всех. Не так живёте". "А ты кто такая?" "Я - Матерь Божья. Иди и скажи своим, что не так живёте". "А кто мне поверит? Я же - комсомолец. Да и сам тебе не верю". "Ничего, - сказала она, - поверите". И, слегка коснувшись плеча его гимнастёрки, растворилась… Солдат приходит в казарму: так, мол, и так. Конечно, его подняли на смех. Но когда он на свет вышел, то у него на плече, прямо на гимнастёрке, увидели образ Божьей Матери. Да такой ясный, такой ясный!!!

Шукшиным это было описано в 60-е годы, а выше речь - о 93-ем.

Прошло ещё четыре года. За это время я успел более или менее воцерковиться, полюбить церковные службы. Успел записать кассету своих песен под гитару, куда вошли и песни, посвященные Шукшину. А однажды был приглашен завлитом Русского духовного театра "Глас", что на Малой Ордынке, посмотреть - "Раб Божий Николай", по повести Гоголя "Старосветские помещики". Мне очень понравилось это действо, и я подарил театру кассету со своими песнями. В надписи привёл слова Н. Рубцова: "За всё добро ответим мы добром, за всю любовь расплатимся любовью". А через недолгое время меня находят и передают изустно, что Никита Сергеевич, главный режиссер, очень желает видеть меня. Я пришёл. Оказывается, они задумали к 70-летию В.М. Шукшина поставить спектакль по трём его рассказам и мои песни очень и очень подходят к нему. А называется спектакль (приготовьтесь!) "Ванька, не зевай" Ну, как?! Конечно, я дал использованию моих песен "зелёный свет". Был ещё сюрприз - они взяли рассказ, который называется… - "На кладбище"! А гармошка-то из Белозёрска у меня с собой. И без прописки приглашают меня в труппу. Трудовой стаж мне идёт, а потом и жить я стал при театре. И роль-то какую мне подарили - того самого солдата на часах. Чудо! Вот как бывает, кто своей тропой шагает, терпит всё, не унывает, песни добрые слагает. Редко, братцы, но бывает. А на премьеру и последующие спектакли приходили всё друзья Василия Макаровича и все, кто помнил его живым. Много было теплых встреч. Спасибо, Макарыч!

Еще одно не сказал. Крестился я в Москве в 1987 году в храме Николая Чудотворца в Хамовниках, а число было 25-е, месяц - июль. Мы возвращались с гастролей из тогда еще Ленинграда в Петропавловск-Камчатский через Москву. Ждали рейс три дня. И я тихо, в тайне даже от жены, поехал креститься. А после таинства сразу отправился в Новодевичий поклониться могиле первого моего Учителя нравственности и совестливости. Это был день рождения Шукшина и день смерти Высоцкого. Что еще примечательно, Шукшин умер 3 октября, а Есенин родился второго. Братья по духу и тут - стремя в стремя.

Можно бы на этом завершить моё и без того весьма пространное повествование, но вспомнился ещё один факт. В 2005 году, когда я проживал на Валаамском подворье в Москве, библиотекарь попросила увезти на почту посылку для заключённых. Увидел адрес - остров Огненный. Я спросил у библиотекаря: "Не тот ли это остров". Она ответила: "Тот" и дала мне прочитать письмо заключённого. В нём говорилось, что остров, а с ним и тюрьма, стал заметно погружаться в воду. За десять лет жизни этого заключённого он погрузился на полтора метра. Я написал ему письмо о том, что было в 1993 году, просил напомнить начальникам о происшествиях двенадцатилетней, теперь уже 19-летней давности. Что там сейчас? Бог весть.

Я же завершу свой рассказ стихотворением, посвященным "духовнику с детства", как говорил про Шукшина Георгий Иванович Бурков:


   Утиный нос и брови домиком,
   Взметнули ввысь волну морщин.
   В стране воров и алкоголиков
   Был самым трезвым из мужчин.
   Любил. Жалел. Скорбел и верил.
   За Родину, сражаясь, пал.
   Он совестью себя проверил
   И крепко, крепко всех обнял!

Пусть же появляются всё новые и новые ростки, подобные тому, который подарили миру Сростки. Дай Бог, по своему сердцу щедрый и многомилостливый, развитие каждому дарованию, веру и благолепие нашим людям.

P.S. Публикуется в сокращении.

   

   

Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить


В номере :
Июль N 29 ( 27.07.2012 )
Актуально. Будьте здоровы!
Политика. Экономика. Власть
В административных советах
Проблема с нехваткой мест в детских садах будет решена
С места события. В повестке дня - дороги
Из первых уст. В Янтале все работы завершат в срок
Новости. События. Факты
Отметили лучших
Информация службы 01
Квартплата взлетит до небес
Прокурор разъясняет, предупреждает, советует
Федеральный Банк с сибирскими традициями
Вопрос по пятницам: Что для вас Усть-Кут?
Общество. Мы
Знай наших! Театр внутри
Клятва на верность
Из почты редакции. Остров детства
Иван АРТЕМЬЕВ. Росток от Сросток

Фотопроект 2011

Серкин А.Ю. Березовая окраска

Серкин А.Ю. Панорама. Вечерние Речники

Носовко В.П.  Цапля

Колмаков В.Д. Дыхание зимы

Комментарии к статьям
Комментарии:

[2017-04-25 01:22:27] Илья скучно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! ...

[2017-04-13 14:47:05] Анатолий Джигун Вот так случайно почитал о сыне своего однокурсника одногрупника,приятно. ...

[2017-04-02 19:31:35] Валерий Мельников На Ние мы, СМП-581, стоили вр.посёлок, готовили трассу и водопропуски (1975-1977г). ...

[2017-02-12 16:30:26] Микадзе Ираклий На берегах р.Ния, я работал как геолог, с целью выяснения возможности ...

[2017-02-11 10:19:32] Тириских Алена Самое страшное и странное что мы учащиеся Новоудинской школы ни разу ...

[2017-01-31 00:31:08] Павел ППС на маленьких станциях в одно лицо работают! с оружием, это ...

[2017-01-10 01:51:35] Галина Павловна Хочу выразить огромную благодарность Юрию Ивановичу Чивтаеву за его работу по ...

[2017-01-07 23:23:44] Анастасия и Киренск и полеты на севера, перевод в Братск, все с ...

[2017-01-07 22:43:34] Анастасия Если уж и говорить о династии, то покойная Александра Яковлевна и ...

[2017-01-07 22:36:48] Анастасия Династия...а ничего, что перед Александрой Яковлевной, было ещё два брака...дочь от ...






Лариса Табаринцева
666784, Иркутская область, г. Усть-Кут, ул. Кирова, 39
- главного редактора - 40-113 (тел.\факс)
- ответственного секретаря, отдела рекламы и компьютерной верстки газеты - 40-114
- редакторов отдела социально-экономических проблем и отдела писем - 40-115
- главного бухгалтера - 40-116
- Рубрика: "Прямая связь с читателями" - 40-115
Мнения авторов не обязательно отражают точку зрения редакции
За содержание рекламных объявлений редакция ответственности не несет.
Рукописи не рецензируются и не возвращаются
При перепечатке ссылка и гиперссылка :
http://lv.ust-kut.org/?2012/29/15292012.htm
на "Ленские ВЕСТИ" обязательна
E-mail : Написать письмо
Газета зарегистрирована Региональной инспекцией по защите свободы печати и массовой информации. Регистрационный номер И-0118. Набрана и сверстана в Веб студии ООО КИТ Участник каталога

Дизайн и сопровождение КИТ ООО ©, 2007-2010 гг.